na zastavku

Подробное интервью о работе Александра Кувватова


Александр Кувватов расскажет о сложностях преподавания, о своих целях, книгах, и о том, кто ему помогал в написании. Он советует других преподавателей, рассказывает, как попал в топ 10 стилистов мира, о любви к работе, о странах, в которых преподавал, и об учениках, о трудностях перевода, и о Латвии, в которой он недавно побывал. Команда YOUNG.LV поздравляет Александра с днем рождения, а наших читателей с наступлением весны!


Парикмахер – кто это?

Ремесленник, человек, который занимается ремеслом во благо нынешних эстетик общества, работает на оказание услуги. Мы не творцы, я не вкладываю сюда творческую личность. Парикмахер – это совокупность ума и силы.


В каком году Вы начали свой путь, где учились?

В 98-ом начал учиться. Обычные курсы в Уфе. Они длились 10 месяцев, я их закончил за 7 месяцев экстерном. Там сразу же при салоне начал работать, через три месяца меня пригласили в Москву ассистировать, и я уехал.


Какие школьные предметы нужно учить в школе, если мечтаешь стать парикмахером?

Математика, геометрия, черчение. Знание химии улучшит многие факторы, но если есть логическое мышление, то со всем остальным можно будет разобраться.


Какими качествами должен обладать парикмахер?

Работоспособностью, психической устойчивостью. Парикмахеру надо много работать пока он не станет владельцем салона, и то там тоже надо будет много работать. Главное, чтобы мозги у парикмахера не переключились на какую-то звезду. Ремесленник не может быть звездой. Клиенты часто хвалят нас, и нужно уметь адекватно к этому относиться.

1


Как Вы начали преподавать?

В 99-ом году Саша Олейников пригласил меня ассистировать в академии Schwarzkopf. Вначале я пошел работать технологом, с этого момента все и началось. Я стал вначале помощником директора студии, потом заместителем исполняющего директора, постоянно был то директором, то арт-директором в обучающих процессах. В 2004 уже перешел на постоянное, полноценное обучение, а Аксиому преподаю с 2008.


Много чему пришлось научиться, чтобы преподавать?

Поначалу пытался что-то читать, вычитывать какие-то аспекты и моменты, но потом понял, что все равно должен быть самобытным. Да, есть какие-то правила, которые ты должен учитывать, постановку речи, движения, где ты должен стоять, где не должен. Здесь совокупность, потому что я много читаю, постоянно что-то изучаю, и заодно момент постоянного опыта.


Не было никаких сложностей выступать перед публикой?

Было, конечно. Помню, когда я первый раз в 2000 году вышел проводить семинар по уходу, я выговорил 4-часовую программу за полчаса. Хотя на сцену я выходил не первый раз, до этого я играл на гитаре. Волнение всегда есть, просто раньше оно было больше, а сейчас волнение за публику, как ее повести за собой в сторону положительных эмоций. Многие приходят не за знаниями, часть группы приходит получить эмоциональный заряд, моя проблема – я все-таки даю знания, поэтому сейчас я учусь давать эмоции.

7


Какой косметикой и инструментами вы работаете?

По косметике вообще без разницы, у каждой фирмы есть какая-то фишка, которая очень нравится. Мы имеем их все. Чаще всего я просто подтягиваю что-то из разных фирм. У «Revlon» мне нравится выпрямляющее средство, у «Nirvel» очень хороший загуститель с гелеобразным составом, у «Wella» есть «Inspire», аналогов в принципе нет с точки зрения краски, у «Schwarzkopf» микстона, которые идеально работают с сединой. Если зайти к нам в академии на склад, то он, конечно, пестрит компаниями. Ножницы мне очень нравится «Mizutani», на них я работаю больше 10 лет. Мы скоро будем выпускать свои ножницы на их системе.


Расскажите что-нибудь о своих книгах

Первая книга вышла в 2004 году. Изначально моей проблемой было то, что я начал писать книгу с учетом опыта в нескольких компаниях. Я когда первую книгу открываю, мне смеяться охота. В 2010 году я полностью ушел от стереотипного режима рассматривать книгу как технолог. Я заказал научные труды, исследования в нескольких лабораториях, купил кучу статей, нанял переводчиков, переводили с английского, японского, мы начали собирать информацию в единое целое. Понятно, она все равно субъективна, потому что ее писал я, собирал я, но мы пришли к тому, что у каждого режима должна быть стопроцентная доказанность. Поэтому все, что сейчас появляется в книге – это практика плюс наука. Если есть практика, но нет науки, мы чаще пишем, что как вариант вы можете использовать, но не пишем, что это основа.

2

Каждые два года мы обновляем книгу, сейчас у нас идет обновление по седине. На данный момент книга не является полностью моим проектом, ребята из разных городов, которые у меня учились, начали давать какие-то фишки, мы их начали складывать. Потом у меня появилась Наташа, бывшая жена, мы с ней начали много чего отрабатывать, в этот же момент начали работать с Наташей Ривоненко. Сейчас уже есть огромная команда «Аксиома», которая работает над каждой придумкой, так же мы вытягиваем каких-то ярких колористов, которые есть в Росси и за рубежом, общаемся, что-то дорабатываем. Все эти книги сейчас – это труд большой команды. Книги по уходу, завивкам и окрашиванию – это стопроцентный научный труд, по большому счету это научная диссертация. Стрижки – здесь чисто мой субъективный фактор. Стрижки я разрабатываю сам, но там чисто геометрия и математика. Я просто набираю много вариантов, а потом начинаю сужать. Понятно, я тоже стараюсь общаться со стригунами, какие-то моменты мы обсуждаем – что хуже, что лучше, но это не командная работа.


Как думаете, аналоги существуют?

Конечно, существуют. Они не так давно начали появляться, это скорее дань тому, что сейчас во время кризиса очень хорошо идет продажа обучающего материала. Я не пытаюсь стать эксклюзивным моментом, пока это, наверное, единственный стопроцентно рабочий материал, предназначенный для образования, и по которому процентов 80 академий преподает. Часто по старым учебникам, но преподает.


Планируете писать новую книгу в ближайшее время?     

Сейчас будет переделываться книга по растяжкам, так как я после развода много чего поменял. Будем переделывать книгу в более современный режим, даже курсы стали более живыми, если заметили. К концу года выйдет новая книга по контурингу. Коррекция и психология цвета, и его работа с точки зрения макияжа, одежды, стиля и волос. Это книга будет писаться не одним мной. По визажу и стилю будут отдельные люди, а я буду писать по цвету. Подача будет ориентирована на волосы, поэтому книга для парикмахеров, хоть я и притягиваю стилистов. И «Шпаргалка» уже сейчас вышла. Книжка величиной с айфон, которую можно положить в карман, и в любой момент подсмотреть, если что-то забыли.


У кого из российских мастеров можно поучиться?

Виктор Уксусов обладает харизмой, и хорошо дает стрижки. Это тот человек, которого я мог бы назвать стопроцентно. В основном, если честно, у всех, кого я видел можно учиться. У Гималиевой укладки, у Усковой бомбаж, Кот Георгий – это прически. По каждому направлению есть самый сильный, но даже не у самого сильного всегда можно чему-то научиться. Вопрос скорее стоит в финансовой возможности. Я считаю, что сейчас у многих мастеров очень завышены цены. Мы очень жестко держим цену, есть понятие стоимости информации. Главное, чтобы ученик был готов получать эти знания, не замыкался в своем мирке, и не боялся задавать любые вопросы, даже глупые.


Ваши заслуги – результат долгой и упорной работы или кто-то помог вам в начинаниях, стал для вас отправной точкой?

К сожалению, или к радости никто не помогал. Здесь будет двойственная ситуация. Всегда можно сказать, что ты поставил себя сам, ведь все равно, если не ты, никто не сделает. А можно назвать кучу людей, которые так или иначе пересекались с тобой, делились информацией. Такие люди и стали своеобразными ступенями, по которым я двигался. В угоду большого их количества я не могу сказать, что кто-то конкретный был лифтом, все были ступеньками.


Как вам удалось попасть в топ 10 лучших стилистов мира в номинации «Создание фотоколлекций»?

Из-под пинка! Раньше я много снимал, публиковался в журналах, главные редакторы в какой-то момент просто пнули со словами «ты обязан там выступить»! У меня не было никогда задачи влезть в какие-то конкурсы, я не работаю ради этого, но быть признанным кем-то все-таки приятно. Моя цель  – это создание полноценной русской школы.

3


Вы работаете в салоне как парикмахер?

Я работаю со своими клиентами, которых знаю по 10-15 лет, но не набираю новых. Я просто не успеваю. Клиентов, которые у меня не так давно, начинают уже обслуживать мои преподаватели по школе.


Вы больше любите работать молча или общаться с клиентом?

Нет, я замкнутый, я социопат. Я думаю, что это заметно. Тяга к преподаванию – это уже семейное, я преподаватель третьего поколения, поэтому делиться информацией я люблю. Рассказывать люблю, но если есть возможность посидеть одному или вдвоем, я предпочту скромную компанию толпе. С толпой вместе я все равно буду что-то изучать или работать, монтировать видео и так далее.


Окрашивание, стрижки или прически – что можно назвать вашей страстью?

Стрижки и окрашивание. Прически я только фантазийные делаю. Окрашивание уже как призвание, а стрижки мне очень нравятся. Я люблю формировать, просчитывать и структурировать.

4


 В каких странах вы уже преподавали?

В основном, Россия, Казахстан, Украина, Латвия. Сейчас приглашают в Чехию. Больше и дальше я особо и не парился, наша задача это все-таки Россия, и она огромная. По России кататься, не перекататься.


Чем отличаются люди в городах и странах, в которых вы были?

Ничем. Может я не прав, но с моей точки зрения люди везде одинаковы. Менталитет есть у толпы, каждый из нас думающая, хорошая личность, а вот вместе мы все быдло, и неважно в какой стране. Есть некая общая черта, которая связывает какой-то регион, но это не связано с учениками. Группа может быть слабее или сильнее в угоду определенного города. Есть города, в которых сто лет ничего не было, и они жаждут информации, пытаются тебя выжать, есть города, в которые постоянно приезжает огромное количество людей, и они такие сидят «Ну что ты нам еще покажешь», и тебе надо их как-то подманить. Из всей группы также можно выделить несколько подтипов – есть те, кто пришел учиться, есть те, кто пришел потусить, а есть те, кто пришел сфотографироваться.

5


Кого легче учить?

Легче всего учить того, кто очень хочет, и вообще ничего не умеет. Если он подготовлен, и имеет с тобой одно эмоциональное движение, то его легко научить. Если человек упертый, находится в своем субъективном мире, то его оттуда вылавливать даже просто времени неохота тратить. Ученик должен прийти и учиться, раскрыться, и начать все-таки заниматься.


Бывало ли, что ученики принимали вас не очень хорошо?

Единично всегда есть люди, которым я могу не понравится. Чтобы вся команда – такого не было, я так не косячил в этой жизни!


Во время работы успеваете ли вы посмотреть город, в который приезжаете или хотя бы немного отдохнуть?

По-разному.


А у нас?

В Лиепае не успели ничего сделать, поскольку в холод не очень хотелось куда-то идти. Если честно, сейчас очень много работы кроме курса, много что сделать надо, поэтому я замыкаюсь, пытаюсь закрыться, до 1 марта нужно сдать 5 очень крупных проектов, не до прогулок (прим.: интервью проходило 7 февраля).


Вы успели поработать в трех городах Латвии – есть ли какие-то различия, сходства у парикмахеров Риги, Даугавпилса и Лиепаи?

Если честно, в Лиепае чуть-чуть слабее мастера. Если Даугавпилс будет чуть слабее, чем Рига, то Лиепая чуть слабее, чем Даугавпилс. Это четко по теме, которую мы сейчас проходим. Возможно, здесь просто нет спроса на эту услугу, нет отработки. Я, конечно, привык, что в России сейчас эти растяжки на каждом углу, их все преподают, их все делают, и на них огромный спрос у клиентов. Это я не к тому, что мастера слабые, конкретно по этой теме они слабоваты, но плюс огромный, что они хотят учиться, и к концу четвертого дня научились, стало получаться хорошо.

6


Были ли трудности с языком? Приходилось ли переходить на язык жестов?

Даже с русскими приходится переходить на язык жестов. Здесь, когда мы общались с людьми, которые не понимают до конца по-русски, мы находили какие-то моменты, либо знаками, либо жестами, либо общепонятными словами. Всегда найдешь общий язык, если захочешь.


Что можете сказать людям, перед которыми стоит выбор – идти учиться на парикмахера или нет?

Быть парикмахером – это возможность всегда иметь деньги, в любом случае – в кризисе, в деревне, в городе, ты всегда будешь зарабатывать, главное быть с хорошими руками. Единственный момент, нужно всегда учиться, нельзя переходить стагнацию, стагнация – это шаг к регрессии, а регрессия – это смерть. Нужно всегда быть в прогрессе. Всегда появляются новые фишки, и клиенту нужны изменения.

8


А что можете сказать уже состоявшимся парикмахерам?

Все то же самое. Наша задача – всегда развиваться. В нашей профессии, если ты хочешь хорошо зарабатывать, нужно всегда идти в ногу со временем. Во всех остальных случаях ты можешь оказаться просто выкинутым, и работать на клиентах, которые заморозились в прошлом. Знаешь, есть люди, у которых раньше было лучше, сейчас все плохо. С моей точки зрения, сейчас намного лучше, чем было в прошлом году, мне было хорошо, но это не означает, что мне сейчас не может быть лучше. Если ты развиваешься, то у тебя вокруг будут такие же позитивные клиенты, приносящие деньги.


Автор: Евгения Копылова

(Visited 737 times, 263 visits today)

Комментарии

комментарии